ЖИВАЯ ЛЕТОПИСЬ: наш хоспис – уже история

ВРЕМЯ И ДЕЙСТВИЯ

ЖИВАЯ ЛЕТОПИСЬ: наш хоспис – уже история

Мы стараемся вести свою работу по разным направлениям. Ну вот такая историческая задача складывается сама собой. Уже много-много-много раз говорили, что 10 лет назад, стоя у истоков хосписа в Железногорске, не знали – к чему придем сегодня. А сегодня материалы нашей первой в регионе волонтерской организации, развивающей паллиатив в Красноярье, приняты в фонды Красноярского краеведческого музея.

Вот так, прямо на глазах, рождается история. Да, время развернутой музейной экспозиции еще не пришло. Но сам факт, что летом мы работали с представителями музея у себя в хосписе – уже свидетельство событий, которые лягут в основу летописи становления паллиативной и онкологической помощи в нашем городе и крае. То, что мы сейчас осваиваем в рамках реализации проектов, защищенных в Фонде президентских грантов, крепко накрепко вплетается в хронику наших дел, и мы рассказываем вам о каждом своем шаге. А начиналось все вроде как незамысловато, но при этом мощно было замешано на непоколебимых намерениях скорейшего появления в Железногорске своего хосписа...

Нас тогда было всего трое: мы, братья Стародубцевы, и медсестра Оксана Бубнова, добровольно вызвавшаяся помогать уходящим из жизни землякам. Мы колесили по городу на отцовской «шестерке», присматривались, набирались опыта и поражались – как много людей нуждаются в хосписной поддержке. Оксана в то время взвалила на себя такую сумасшедшую нагрузку, что мы были сражены и ее силой воли, и самообладанием, и способностью работать сутками.  Мы посчитали важным донести до вас, наших читателей, понимание ее собственного участия в судьбах неизлечимо больных людей. Слово – Оксане Бубновой.

– Как я стала помогать хосписным больным? Наверное, все сложилось закономерно... Когда училась в девятом классе, заболела мама. Ее прооперировали, удалили желчный пузырь. Состояние было тяжелое, я днями и ночами ухаживала, буквально выхаживала свою мамочку. И в то время уже твердо решила, что стану медиком. Мы тогда жили в Туркмении, в городе Чарджоу, где я родилась и выросла. Там же поступила в медицинское училище. В 2005 году переехали на постоянное место жительства в Железногорск. В 2009 году устроилась в КБ-51, медсестрой неврологического отделения, где лежат тяжелейшие больные, с инсультом головного мозга. Часто эти люди остаются инвалидами, беспомощными, при полном отсутствии возможности обслуживать себя. И вот тут-то близкие сталкиваются с проблемой ухода. Выхаживать парализованного родственника крайне сложно. А никто понятия не имеет, как его кормить, мыть, менять памперсы, постельное белье. Родные же еще и работают, ухаживать за нуждающимся в постоянном уходе некому. Услуги сиделки стоят дорого, далеко не каждому по карману. Да и найти такую сиделку в нашем городе непросто. Кто не сталкивался, не представляет, какая это огромная, изматывающая проблема для всей семьи.

В неврологии же я познакомилась с братьями Виктором и Анатолием Стародубцевыми. Их отец перенес инсульт, оказался прикован к постели. И братья, естественно, столкнулись со всеми трудностями безнадежного лежачего больного. Пройдя весь этот адский путь, они после похорон отца решили создать выездной хоспис в Железногорске. Стародубцевы рассказали о своей идеи, и я, конечно же, поддержала их. И считаю, что это было правильное решение – если не мы, то кто сможет помочь несчастным больным и их семьям?

Работа в хосписе оказалась намного сложнее, чем на моей основной работе. Особенно в моральном плане. Большинство наших пациентов – онкобольные. Обреченные, знающие о своем близком конце. И ситуации в семьях тяжелые, людям трудно примириться с тем, что их родной любимый человек скоро уйдет... Мы приезжаем, много говорим, но не успокаиваем, нет. Здесь требуется совершенно другое – научить родственников жить в новых условиях. Научить ухаживать, понимать, что происходит с угасающим родственником. Научить не разрушать себя. И, конечно же, максимально облегчать состояние наших пациентов. Это целая наука – паллиатив. И мы учимся постоянно. И все равно – это сложно. Я боюсь звонков родственников... Знаю, что конец близок, но каждый раз боюсь этих страшных слов – наша мама умерла... Честно скажу, несколько раз хотела уйти. Но всегда останавливала себя – а как они будут? Они же ждут, им трудно без меня... Поэтому прихожу с работы, переодеваюсь, перекушу и – за руль. Быстрей к своим подопечным! Они ждут.

* * *

...Вот так мы работаем в своем Центре паллиативной помощи-хосписе им. Василия и Зои Стародубцевых. Вот так мы с каждым днем все ближе к заветной цели – полноценному хоспису в родном городе. Что-то – уже история и, видимо, скоро начнет прорастать музейными проектами. С тем, чтобы рассказать современникам и потомкам – как в Красноярском крае пробивалась высокая идея милосердия. Мы счастливы, что причастны к этому благому делу. Благодарим каждого, кто с нами.

 

ЖИВАЯ ЛЕТОПИСЬ: наш хоспис – уже история

ЖИВАЯ ЛЕТОПИСЬ: наш хоспис – уже история

Мы стараемся вести свою работу по разным направлениям. Ну вот такая историческая задача складывается сама собой. Уже много-много-много раз ...